10:58 

Глава 3



В это время откуда-то из заснеженных недр снежного убежища вынырнули: тигр белый с голубым отливом полос в количестве одной штуки, оруженосец рыцаря заснеженный и всклокоченный в количестве одной штуки, «брат» среброволосый эльфийской наружности в количестве одной штуки. Натужно кряхтя и упираясь они в едином порыве вытащили за собой ноги, судя по наличию шпор, рыцарского происхождения. Создава-лось впечатление, что сам рыцарь благополучно утерян во время своего спасения, остались только ноги и те настолько тяжелые, что эльф, человек и боевой тигр даже совместными усилиями вытащить не могут.
- А где сам сэр Толеснал? – Осторожно поинтересовалась Лисса.
Видимо и колдунью посетила мысль о безвременной кончине славного представителя рыцарства в снежном плену.
- Где-где? – Ворчливо фыркнул Кехт и попытался натянуть капюшон на взъеро-шенные темно русые волосы, но проиграл в неравной схватке с ветром и плюнул с доса-ды.
Мутная льдинка плевка остро зарылась в снег. Парнишка смерил нас взглядом се-рых глаз явно пытаясь найти цензурную рифму к высказыванию «где-где», но сколько не тужился не смог.
- Вон в той дыре! Его милость застрять в лазе изволили. – Пришел на выручку со-брату по упряжке Еринэль, в чьих заплетенных в сложную косу волосах даже снежинки смотрелись украшением.
«Умеют же некоторые так выглядеть». – Невольно позавидовала я элегантности эльфа.
Сама я сколько не грожу расческой собственной рыжей шевелюре, все равно полу-чаю самый неожиданный результат. А он говорит «родня».
«Лучше бы ты уделяла должное время воинским упражнениям, раз уж все равно парикмахер из тебя никудышный», - тут же съязвил Кумивар.
«Зачем?» - Несколько опешила от заявления клинка я.
«Хотя бы затем, чтобы доходчиво объяснить тем, кто вздумает критиковать твою внешность, как они не правы». – Не растерялся Кумивар.
«Боги! Чему ты учишь нашу воительницу?!», - вступился за меня Джастудай. – «Не пристало благовоспитанной леди лупить каждого, кто ее обхамит, словно босячка какая. Это даже в раннем детстве в приличных домах пресекается».
«Ну да. Многие в девицах ценят кротость и смирение. Но на деле же выходит, что умение себя защитить вещь тоже не лишняя», - не унимался Кумивар. – «Тем более наша воительница путешествует по миру и куда ее нелегкая занесет даже демоны предугадать не сумеют».
Я хотела было ввернуть что-нибудь едкое, но в голову ничего ехидного или остро-умного почему-то не лезло. Наверное, мысли тоже могут замерзать.
«Или их ветром выдуло», - зловредно хихикнул меч.
Я чуть не сплюнула с досады, но передумала. Благовоспитанной леди не полагается плеваться как босячка какая-то. Тьфу-ты! О чем я думаю? Положительно клинки дурно на меня влияют.
- А Линк где? – Забеспокоилась я, вспомнив, что сама посылала парня на помощь новоявленным археологам в их раскоп.
- А он пытается нашего рыцаря с той стороны протолкнуть. – Охотно пояснил эльф. – Напрасный труд думаю. Сэр Толеснал так сроднился со своей фамильной релик-вией, что из доспех вылезти не может, а с доспехами не пролезает.
- И что же теперь делать? – Донесся до нас из широкого лаза гулкий глас застряв-шего сэра и ноги рыцаря вопросительно дернулись.
- Не знаю. – Пожал затянутыми в черную кожу плечами эльф. – Наверное, нужно либо позвать троллей, чтобы они вас извлекли из железа в которое так ловко засунули. Либо…
- Либо? – Обнадежено всхлипнул Толеснал.
- Либо подождать когда вы похудеете от голода и выпадете естественным путем. – Жестко припечатал Еринэль.
Потрясенный разнообразием идей моего новоиспеченного родственника оружено-сец уважительно ахнул.
- А иначе никак нельзя? – Осторожно, чтобы не спугнуть очередную гениальную идею, поинтересовался он.
- Можно. – Сделал щедрый жест перед благодарной, завороженный широтой души перворожденного эльф. – Маслом его намазать и дернуть посильнее… Глядишь и выско-чит. Только откуда столько масла взять?
Масла не было. Ни на целого рыцаря, ни на бутерброд.
- И сколько же мне здесь худеть прикажете? – Довольно желчно поинтересовался рыцарь.
Очень не учтиво с его стороны. Мы тут планы его спасения разрабатываем, за ноги его тянем, норы ему роем, а он не только нам не помогает, но и возмущается. Навязался на нашу голову со своими подвигами в комплексе с железом, да еще права качает.
- Неделю. Не меньше – Торжественно возвестила я, вызвав на лице оруженосца вы-ражение сродни священному ужасу. – И это в лучшем случае. – Тут же добавила я. - Короче, рассчитывайте на месяц.
- Месяц! – Сотряс воплем снежные стены лаза спасаемый, грозя обрушить на себя все строение разом. – Что же мне прикажете здесь целый месяц делать?
- Как что? – С самым серьезным видом вопросил Еринэль. – Худеть разумеется, ну и нас ожидать. Не волнуйтесь, сэр рыцарь, на обратном пути от старой драконицы мы к вам завернем даже если изрядный крюк делать придется. Заодно по дороге и схрон для ваших замечательный доспех присмотрим.
- Каких к черту замечательных доспехов?! – Возопил сэр Толеснал, не оценивший всего масштаба замысла моего эльфийского родственника. – Прошу прощения у дам за грубость, но провалились бы они в бездну эти фамильные железяки! Надоели хуже горь-кой редьки. Думаете легко в них по горам путешествовать? Любое более менее сложное препятствие штурмом брать приходиться.
- Так зачем в таком случае ваше сэрство их на себе таскает? И сами измучались и скотину свою до самого плачевного вида довели. – Не удержалась от упрека Лисса.
Да-а-а. Коня действительно было безумно жаль. Ему бы на заслуженную пенсию жеребяток нянчить, а он таскает свои обтянутые кожей кости по горам, мерзнет, да еще и с кормежкой тут туго. Конь же не горный козел – за пучком травы по горной круче не проскачет.
- Это вы, госпожа колдунья, метко заметили, что парнишка совсем вымотался. – Тяжело вздохнул рыцарь, отчего-то посчитавший, что упомянутая Лисой «скотина» это не кто иной как Кехт. – Так я и рад бы совсем отказаться от его услуг, так за него мать силь-но просила, да и оруженосец мне по статусу положен.
Услышав нелестное высказывание хозяина в свой адрес подросток прекратил жал-кие потуги извлечь застрявшего в снежном плену рыцаря наружу, бросил его ногу в снег, хотел пнуть, но промахнулся, отчего расстроился еще больше.
- А без доспехов я и вовсе не могу. Если еще некоторые рыцари позволяют себе явиться на подвиг без сопровождения верного оруженосца или там трубача какого-нибудь, то уж латы условие обязательное. Без них и подвиг могут не зачесть. Какой же я рыцарь, если на огнедышащего дракона в одной рубахе выйду? – Продолжил свой жаркий монолог сэр Толеснал.
Лично я с ним совершенно не согласна. В тяжелой броне каждый себя героем пока-зать сможет. С такой защитой и боишься меньше, да и убежать если что-то пойдет не так все равно не удастся.
- Так вы и не рассказывайте о том, что доспехи спрятали всем кто уши развесит. – Фыркнула Лисса. – Взрослый мужчина, а язык за зубами удержать не можете. А еще женщин критикуете, мол рассказать ничего нельзя тут же разнесут по округе.
- Я такого никогда не говорил. – Гордо заявил сэр. – Могу какую угодно клятву дать, только вытащите меня отсюда наконец. Я уже определенно похудел. Килограммов пять скинул не меньше!
Ну, это он точно загнул. На пять кило за день не похудеешь даже если съесть позе-леневшую от времени колбасу, запивая ее зеленым кофе. Но народ почему-то поверил и рванул плотно обосновавшегося в подкопе рыцаря изо всех сил. К процессу подключи-лись тигры, Лисса, которая просто не могла упустить возможность стиснуть Еринэля в крепких объятьях, а также остальные спутники, которые как оказалось, давно благополуч-но вылезли наружу, просто ожидали нас с другой стороны. Пришлось и мне приложить свою хрупкую девичью руку к спасению. А то как-то неудобно получается. Все в репку играют, а я нет.
Первыми нашего энтузиазма не выдержали сапоги.
Еринэль, нежно прижимая к себе правый сапог, уселся в сугроб прямо на колени Лиссы. Та поморщилась, но стерпела. Снег – он мягкий, а когда еще такая оказия выдастся?
- Ты не ушибся? – С эротичным придыханием зашептала она на ухо эльфу, ненавязчиво пытаясь завладеть сапогом как трофеем.
- Нет. Не ушибся. – Сказал как отрезал «брат», вырвал сапог из цепких девичьих пальцев, чуть не оставив в руках колдуньи кусок.
Кожа затрещала, но выдержала. Хорошую обувь пошил себе рыцарь, а вот на дру-гой амуниции сэкономил. Обувь покинула ноги собственного хозяина, явив нашему взору давно не стираные шерстяные носки в красно черную полоску с живописной дыркой на большом пальце правой ноги.
Еринэль элегантно, словно в замысловатом танцевальном па, поднялся на ноги, смерил колдунью янтарным взором, будто всерьез раздумывая, а не проще ли прикопать ее прямо здесь в снегу, но руку подал и подняться помог. Видимо наука не бросать леди в беде была крепко вбита воспитателями в среброволосую эльфийскую голову.
Кехту повезло меньше, сзади него все успели разбежаться, предоставив преданно-му оруженосцу совершать падение в гордом одиночестве. Тот упал, но сапог из рук не выпустил: прижал к себе как давно утраченную и вновь обретенную семейную реликвию – оторвать можно только с руками. Зарылся в сугроб и затих, опасаясь покушения с нашей стороны на стоптанный раритет со шпорой. Впрочем, может сапоги действительно пред-ставляли собой какую-то неведомую ценность. Например, какой-нибудь далекий прадед завещал хорошо послужившую обувь своим потомкам как амулет на счастье и суеверные потомки вынуждены теперь таскать с собой на ратные подвиги кучу разного хлама, моти-вируя это тем, что раз далекий предок умудрился благополучно дотянуть до старости в относительной целости, может, с его вещами перейдет на потомков удача. Оруженосец барахтался, но помощи принципиально не просил.
- Тащите меня скорей!!! У меня ноги мерзнут!!! – Рявкнул рыцарь из норы голосом командира, скомандовавшего «в атаку!».
И мы потащили. Выстроились как в сказке про репку, когда дед тянул непосредст-венно за репку, бабка за дедку, внучка за бабку и далее по тексту. Первым встал Еринэль и вцепился в правую ногу спасаемого с таким видом, будто всерьез рассчитывал вырвать несчастную конечность с корнем. За эльфом встал Арагорн, Скворчащий животик, тем-ный и светлые эльфы, замыкал шеренгу Кехт с сапогом наперевес. Мы с Лиссой тоже вне-сли свой вклад в благородное дело спасения – накинули веревочную петлю на левую ногу сэра Толеснала и привязали другой конец к тиграм. Дружно дернули. Стены убежища дрогнули. Рыцарь взвыл благим матом, но нас это уже не останавливало. Что делал Линк по другую сторону сэра мы не видели, оставалось надеяться, что и он не сидит сложа ру-ки, а помогает в меру своих сил.
И убежище не выдержало такого напора. Стены его содрогнулись, покрылись вет-вистой сетью трещин, стали крошится.
- Оно падает! – Запаниковал сэр рыцарь.
- Сейчас рухнет! – Завопил где-то в недрах снежного дома Линк.
- Как же так, хозяин?! Помираете таким молодым… - Всхлипнул Кехт.
- Хватит трепаться, тяни лучше. – Посоветовал ему лорд Тиррэль и подкрепил на-ставление хорошей оплеухой для особой доходчивости.
Стены поехали в разные стороны, крыша стала опадать внутрь в образовавшийся пролом. Толеснал заверещал, Кехт заскулил, остальные поднатужились и… сэр рыцарь выскочил из лаза как пробка из шампанского, получив дивную возможность обозреть за-снеженную долину с высоты птичьего полета. Мы же веером рассредоточились по сугро-бам кто куда. Рыхлый снег распахнул свои холодные белые объятья участникам похода, мягко принял утомленные притягиванием застрявшего рыцаря тела и принялся ласково убаюкивать, предлагая поспать.
Сэр Толеснал шумно бултыхнулся снег, вынырнул из него резво как касатка и за-вопил во всю мощь рыцарской глотки:
- Ура-а-а-а! Мои доспехи в схроне!!!
Я не сразу поняла о чем это наш рыцарь там орет. Лисса вынырнула из снега, по-пыталась идти, но провалилась в сугроб по грудь и выругалась.
- Похоже наш рыцарь того… Умом тронулся. – Констатировала она прискорбный факт. – Эх, жалко Линка. Из-за какого-то придурка такие люди гибнут.
С тем, что наш рыцарь очень оригинальная личность я просто не могла не согла-сится и кивнула. Попыталась было высунуться из снега повыше, чтобы разглядеть чего это сэр Толеснал так орет, но снег отказывался выпускать мое хрупкое тело из своих объ-ятий. Похоже, пока мы вытаскивали из снежного плена одного, все основательно застря-ли.
- Чего вы орете, неугомонный наш? – Озвучил лорд Тиррэль мучавший всех во-прос. – Совсем всех оглушили, так и лавина сойти может.
- Действительно, сэр рыцарь, в горах громко кричать не следует. Опасно для жиз-ни. Лавина действительно может сойти. – Более дипломатично изрек лорд Эллэн, барах-тавшийся в снегу, но при этом умудрявшийся выглядеть так, будто делал это исключи-тельно для оригинальной фотосессии.
- Я доспехи снял. – Жизнерадостно возвестил сэр Толеснал, наткнувшийся на стену всеобщего непонимания и при этом ничуть не расстроившийся. – И даже в схрон упако-вать смог.
- Любезный, если вам ваши доспехи столь досаждали, то надо было просто послу-шаться умных людей и не надевать их вовсе. – Всхлипнула Лисса. – И Линк был бы жив… А теперь как вы свой схрон разыщите? По обглоданным косточкам нашего друга?
Воцарилась гнетущая тишина. На сникшего как воздушный шар без теплого возду-ха рыцаря уставились дружно, осуждающе. Даже тигры и те излучали укор всем своим видом. Рыцарский конь дрожал от негодования, а ослик оруженосца протяжно заревел, толи от холода толи из солидарности.
- Он пал как герой, выручая друга из беды. О его подвиге будут петь все барды графства. – Торжественно возвестил сэр рыцарь, но тут же испортил свой монолог смачно чихнув.
- Ага. На всю страну у вашего сэрства денег не хватит. – Пробурчал Кехт, вручая начавшему синеть третьему сыну графа Норыльского утраченный в процессе вытягивания сапог.
Обладатель второго кожаного изделия Еринэль не стал утруждать себя лишними движениями и попросту метнул сапог в его хозяина, промахнулся, скривил губы с досады.
«Эх, и этот мало тренируется», - прокомментировал неудачу эльфа Кумивар. – «Та-кие воины как вы только позорят клан. Не удивительно, что его изгнали, а тебя даже знать не хотят».
«Еще одно слово, я тебя сама знать не захочу», - вызверилась я, припоминая, что в клане неожиданно обретенного родственника мою скромную персону не просто не хотели знать, а предлагали убить. – «Ишь моду взял критиковать меня по всякому поводу и без. Как помочь, так черта с два дождешься! А у Еринэля вообще неудобное положение было. Из такого не каждый и такой бросок сделать исхитриться.»
«Защищай его, защищай», - ничуть не смутился клинок. – «А если бы это было в бою и враг стоял бы как раз на месте сэра Толеснала? Что тогда? Стал вопить «Подожди-те, любезный, пока встану поудобнее и перекину?».
«Это всего лишь сапог, а не метательный нож», - Вступился за моего недавно обре-тенного брата Джастудай. – «Таким оружием врага не сразишь».
«Не правда», - не сдавал позиций Кумивар, ярый поклонник принципа «умри, но врагу не сдавайся». – «Видел я как-то одного воина, так он тряпкой с врагами лихо управ-лялся…»
Как ни странно я тоже видела подобное, но это был какой-то фильм про восточные единоборства и тряпкой против противников орудовал, кажется, Джеки Чан. Вряд ли Ку-мивар мог смотреть эту картину. Его же выковали в параллельном мире. «Может, он про-сто мои мысли читает и выдает за увиденное?» - Преисполнилась подозрений я.
«На самом деле я тоже видел этого мастера», - рассеял мои сомнения Джастудай. – «Он бы великий воин и говорил, что в умелых руках все что угодно может стать оружием, даже простая тряпка».
Хм. Умельцы у них тут как я посмотрю везде куда ни плюнь.
Из всех, угодивших в снежный плен сугробов, повезло лишь тиграм. Они оказались на редкость приспособлены к местным погодным условиям: и шерсть у них настолько густая, что ветром просто так не продует, и лапы широкие как снегоступы, если и прова-ливаются в снег, то не глубоко. Поэтому Тиграш без труда смог подойти ближе и вытя-нуть свою застрявшую в очередной раз хозяйку из сугроба за шкирку, вызвав в остальных приступ зависти. Конечно, им-то придется самим тащиться по пояс в снегу до возвыше-ния, на котором стояло бывшее убежище. Меня же хоть и волоком, но транспортировали до места, даже поставили на ноги и оббили хвостом снег. Вот это я понимаю забота. Тигр Еринэля оценил спасательные работы своего собрата по достоинству, ловко выцепил мое-го свежеиспеченного родственничка за воротник и втащил следом на руины. Отряхивать снег с эльфа тигр не стал. Правильно, а то еще избалуется.
Остальные же члены нашей экспедиции, которые не имели нашего с Еринэлем тигриного преимущества по этому к собственной досаде вынуждены пробираться по суг-робам рассчитывая исключительно на свои силы. И один только сэр Толеснал, удачно пристроивший фамильные реликвии, не замечая ничего вокруг радостно отплясывал себе по снежному покрову, являя окружающим чудеса борьбы с земным тяготением. Толи от-сутствие тяжелого вооружения так повлияло на рыцаря, толи третий сын графа Норыль-ского оказался прекрасным примером безграничных возможностей человеческого орга-низма в состоянии эмоционального подъема, но мужчина выводя ногами головокружи-тельные кренделя, доскакал до зябко жмущихся друг к другу ослика и коня, запечатлел на недоуменных мордах животных по смачному поцелую и замер, внезапно обнаружив, что практически не одет, если не считать рваных носок, бос, стоит на самом краю камня и шаг вправо, шаг влево и он погрузится в сугроб по пояс, нежно прижимая к себе один сапог. Второй валялся где-то в снегу, куда его запустила рука Еринэля.
- Друзья мои, - Слегка осипшим голосом начал он. - Вас не затруднит помочь мне отсюда выбраться?
- Затруднит. – Жестко обрубила ростки надежды на спасение Лисса. – Нам и самим выбраться затруднительно. И между прочим, в дурацкое положение мы попали именно из-за вас с вашими треклятыми доспехами, демоны их раздери. Надо было их еще в аду пре-зентовать жениху Вероники. От скольких неприятностей бы избавились.
С этим действительно не поспоришь. Сэр Толеснал смолк, придавленный отпове-дью колдуньи. Его породистое лицо приобрело трагичное выражение, усы уныло повисли, покрылись инеем от дыханья и создавалось впечатление, будто мужчина стремительно поседел от раскаянья за причиненные нам неудобства. Лично мне его стало жаль. Хотя засыпанного в бывшем убежище Линка было еще жальче. Ведь не пожил то совсем еще. Наверное, парню действительно стоило ходить с караванами. Был бы тогда жив.
«Не факт», - Нарушил мою тихую скорбь по безвременно почившему товарищу Кумивар.
«Что ты имеешь ввиду?» - Поинтересовалась я у клинка, справедливо подозревая его в очередной попытке ввернуть какую-нибудь гадость даже в столь трагичный момент.
Мысленно дала себе зарок не позволять зловредному куску эльфийской стали гово-рить о покойном гадости.
«Не очень-то и хотелось», - ехидно заметил Кумивар. – «О мертвых как известно, либо хорошо, либо ничего. Я хотел сказать, что кому суждено умереть, тот и умрет в от-веденный ему срок. Да и чем вы не караван? Разве что товаров нет».
Интересная мысль. Хотя на караван с моей точки зрения мы даже с натяжкой не тянем. Скорее группа путешественников.
«Это частности, которые к делу отношения не имеют», - откликнулся клинок.
Я подумала и… согласилась с ним. Практически небывалый для меня случай. С другой стороны: не спорить же с ним до посинения. Тут и без бесполезных пререканий поводов посинеть предостаточно. Решив поступить так, я ласково потрепала по холке теп-лую шкуру Тиграша, поборола малодушное желание прижаться к густому меху, почувст-вовать животное тепло зверя, вместо этого попросила кота помочь завязшим в снегу друзьям. В ответ тигр издал звук, напоминавший утвердительное фырканье, а может, про-сто чихнул, от вездесущих снежинок, угодивших в нос, и степенно направился на спаса-тельные работы. Мой герой. Вот кто уж точно способен понять с полуслова даже если я говорю не понятно.
Мягкой походкой хищника тигр прошествовал к разгоряченной борьбой со стихи-ей, частично обессилевшей Лиссе, зацепил ее куртку зубами за воротник и волоком транспортировал до развалин убежища.
- Фу, грубиян. – Фыркнула спасенная колдунья, энергично отплевываясь и вытря-хивая снег из-под куртки, которого к слову сказать набилось с небольшой сугроб.
Я тут же обиделась на критику в сторону своего питомца.
- Не нравится сервис? – Ехидно поинтересовалась я, пытаясь сымитировать сарказм Кумивара. Получилось плоховато. В конце концов меч – профессионал и тренировался не одно столетье. Мне до него еще расти и расти. – Запросто можем вернуть туда откуда вы-тащили.
Лисса тут же поняла, что немного погорячилась с оценкой качества эвакуации при помощи боевого тигра.
- Нет-нет, - поспешно поправилась девушка и на всякий случай встала подальше от тигра, чтобы не провоцировать. – Это я не подумав сказала. Просто не отошла еще от ги-бели Линка. Может, раз мы все равно уже стоим здесь, попробуем выкопать его бренные останки и похоронить по-человечески?
Я пригорюнилась. Парня действительно было жаль и глаза невольно наполнились непрошенной влагой.
- А как же мы? – Тут же возмутился Кехт, который больше всех преуспел в своем продвижении к убежищу так как догадался орудовать рыцарским сапогом как лопатой, а значит, имел преимущество. Молодец! Успел не только казалось бы безвозвратно утерян-ную хозяйскую вещь обнаружить, но и применение ей нейти. – Нам что, помогать не бу-дет?
- Действительно, леди Вероника, - молвил лорд Тиррэль, смахнув со лба непо-слушную прядь темных волос. – Я отлично понимаю, что первыми эвакуируют женщин и детей. Но ваш друг погребен под толщей снега и вряд ли есть хотя бы слабая надежда увидеть его живым. А мы-то как раз пока живы.
- Вот именно, что пока. – Мрачно заметил лорд Эллэн.
- Копать! – Жизнерадостно возопила Лисса, вызвав в горах небольшую лавину как будто нам простой непогоды не хватало.
Все замерли в тревожном ожидании, ошеломленно наблюдая как стремительно на-бирающая скорость многотонная снежная масса скатывается по горному склону неотвра-тимо как судьба. Зрелище надо сказать жуткое до нервной дрожи в конечностях и завора-живающе одновременно. Но даже короткое «мама!» ни кто не решился сказать, чтобы не усугублять и без того сложное положение. Тиграш мужественно заслонил меня, хрупкую и беззащитную своим телом от надвигающейся угрозы. Тигр Еринэля покосился в сторону своего полосатого брата, заворчал, но тоже решил прикрыть хозяина своим мохнатым те-лом. Сэр Толеснал крепко, словно старого друга после длительной разлуки, обхватил шею своего коня. Его боевой скакун, сначала в панике вытаращил глаза, затем понял, что смерть неизбежна и зажмурился, явно пытаясь примериться с неизбежным. Напуганный ослик обреченно жался к надежде и опоре рыцарства как перепуганная собачонка, все время норовя забраться чуть ли не на руки, но нервы животного не выдержали и осел предпочел безумною попытку вырваться из снежной ловушки самостоятельно пассивному бездействию. Разумеется осел завяз и его трагический вопль пробирал до мурашек силь-нее скорбного воя пса по покойнику, зловещий рокот катящегося вниз снега вторил ему как аккомпанемент. Кажется у меня на голове даже волосы зашевелились от страха, а у темного и светлого эльфов обнаружился нервный тик. Причем у лорда Тиррэля задергался левый глаз, а у Эллэна – правый.
Лавина пронеслась вниз, осела тоннами снега, надежно перекрыв дальнейший путь нашей спасательной экспедиции. И тем не менее стихия оставила где-то в глубине души светлое чувство благодарности. В такие минуты невольно начинаешь верить в высшие си-лы. Не оставили нас, сберегли. Видимо, для чего-то в этом мире важного.
- Может, это судьба дает знак, что дальше ехать нам не следует? – Тихо-тихо, что-бы не дай бог следующая лавина не почтила нас своим визитом (в следующий раз может не обойтись) пробормотала я.
«Точно. Тебе лишь бы избежать трудностей. Даже судьбу приплела», - ехидно про-комментировал мое высказывание Кумивар.
Остальные же мое высказывание попросту проигнорировали. Видимо, не расслы-шали или списали на мимолетный приступ малодушия.
- Леди Лисса. – Голос Тиррэля сел на целую октаву и приобрел глубокую бархати-стость. – Зачем же так бурно реагировать? Мы ни в коем случае не возражаем против ва-шего благородного порыва отыскать тело товарища и даже готовы присоединится к рас-копкам, если вы будете так любезны, что поможете нам выбраться из снежного плена. Ну… или хотя бы не станете больше кричать.
Колдунья потрясенно моргнула зелеными очами и кивнула в знак согласия. С чем конкретно она согласилась никто благоразумно уточнять не стал, опасаясь рецидива. Вто-рая лавина могла сойти не так удачно.
Понятливые тигры осторожно заскользили по неверному снежному покрову. Пусть их лапы не хуже иных снегоступов, но рисковать собой понапрасну тоже не стоило. По одному они принялись выуживать участников похода из снежного плена и оттаскивать к нам с Лиссой и Еринэлем, на более плотный слежавшийся снег. В это время Кехт прорыл-таки себе проход к остаткам убежища сапогом рыцаря и с тем же энтузиазмом принялся за раскопки пропавшего Линка, не прерываясь на перекур, чем вызвал всеобщее восхище-ние. От работящего парнишки во все стороны валил пар.
- А я? – Осторожно напомнил о себе рыцарь. Он все-таки натянул сапог на одну но-гу, но от холода это ему мало помогало. – А как же я? Кто-нибудь будет помогать мне?
Но его проигнорировали. Во-первых, потому, что он сумел добраться до коня и ос-ла самостоятельно, а значит, вполне способен вернуться без нашего вмешательства, пусть и не знает как. Во-вторых, в обрушении нашего снежного дома по умолчанию был при-знан именно рыцарь со своими фамильными латами, которые теперь оказались благопо-лучно захоронены вместе с менее удачливым парнем. Эх, какого человека потеряли! Он с нами столько бед… в смысле приключений пережил и вот так, бесславно нашел свою ги-бель в Урдальских горах в поисках логова драконихи. Оставалось надеяться на то, что выжившие члены нашей экспедиции позаботятся о том, чтобы его подвиг остался в благо-дарных сердцах потомков, пусть не Линка, а других людей и эльфов. Я чуть не возрыдала от нахлынувших чувств, но слезы принялись превращаться в лед и холод немного приту-пил эмоции. Даже шмыгнуть носом не получалось. Холодно.
Раскопки продвигались медленнее, чем нам бы этого хотелось. И не удивительно, ведь лопат у нас не было. Обычно, когда езжу зимой на машине, без нее никуда, даже если много места в багажнике занимает. Тут же такой поход, а самым необходимым не запас-лись. Досадная промашка. Конечно у нас в наличии имелась целая пара боевых тигров, чьи лапы работали гораздо лучше лопаты или совка хотя бы потому, что ими не нам при-ходилось махать. Но было ясно, что даже они со своим стараньем физически не могли пе-релопатить столько снега, чтобы извлечь погребенного заживо парня раньше, чем тот ус-пеет задохнуться. И тем не менее, мы просто не могли позволить себе малодушно остано-виться и признать собственное поражение, хотя осознавали всю безнадежность своей за-теи. Наверное, просто хотели быть твердо уверенными, что сделали все от нас зависящее и этим хоть как то успокоить свою совесть.
- Может, просто растопишь снег магией? – Запоздало, но лучше поздно чем нико-гда, предложила я Лиссе, когда настолько выбилась из сил, что ноги с руками перестали слушаться, а пальцев рук вообще не ощущала.
Вероятно, замерзли не смотря на теплые меховые перчатки. Я практически возгор-дилась гениальностью собственной идеи, но пессимизм колдуньи быстро опустил с небес на грешную землю.
- Хочешь проверить каково это оказаться с головой в ледяной воде? – Поинтересо-валась она, с трудом переводя дух.
- Почему это? – Не совсем поняла вопрос я. – Я же не предлагаю соорудить бассейн на скорую руку или окунуться в горную реку. Тебе всего лишь нужно растопить немного льда. Тебе же это вполне по силам, я сама видела.
- Разве ты забыла, что произошло, когда у троллей я растопила их снежный дом? – С усталой улыбкой на обветренных губах напомнила Лисса.
М-да. Надо признаться, я об этом как-то не подумала. Почувствовать себя частью замечательной композиции из группы ледяных скульптур вовсе не улыбалось. Не то, что-бы я совсем не любила искусство, но у любой любви есть свои пределы. К тому же я сильно сомневалась в том, что моего здоровья хватит на то, чтобы пережить собственную заморозку до состояния сосульки, а затем, стремительную разморозку. В конце концов, я же не тролль. Это они ребята крепкие, всю жизнь проживают в горах практически без лю-бого намека на удобства и наверняка о горячей ванне даже не читали, преимущественно потому, что читать не умеют.
В этот момент снег под нами содрогнулся и подозрительно заходил ходуном под нашими ногами. Все испуганно замерли, опасаясь любой пакости, что еще изволят выки-нуть местные горы. Лавина уже была, но разве она не может повториться?
- Что это? Неужели землетрясение? – Осторожно, чтобы не вызвать ненароком еще один сход лавины вопросил Скворчащий животик, испуганно округляя глаза.
Видимо воины Зрящих в ночи не считали зазорным показывать собственный испуг при стихийных бедствиях. А может, он пока еще мало тренировался и не достиг той высо-кой ступени мастерства, когда смерть воспринимается с улыбкой на устах как переход в лучший мир или возможность реинкарнации в нечто более совершенное духом и телом.
«Кто бы тыкал пальцем в окружающих», - ехидно заметил притихший было Куми-вар. – «Ты сама просто преступно пренебрегаешь тренировками и скоро вообще мечи держать разучишься, лентяйка».
«Увы, это не с моим счастьем», - вздохнула про себя я.
- Только землетрясения для полного счастья нам и не хватало. – Хмыкнул Еринэль.
Тиграш бросил тщетные раскопки и встал рядом со мной на всякий случай. О, мой герой! Сэр Толеснал, под которым (о чудо!) земля не тряслась, тем не менее, не чувство-вал себя особенно счастливым. Он натянул на одну ногу сапог, но второго у него все рав-но не было, потому он отчаянно мерз и трясся как осиновый лист. Наверняка «добрым словом» вспоминая злополучные доспехи из-за которых и начались наши проблемы. По-следовал еще один подземный толчок, во время которого не всем удалось устоять на но-гах, зато все дружно позавидовали сэру рыцарю. После третьего особенно сильного толч-ка, из-под снега наружу вырвалась человеческая рука.
- А-а-а-а! Зомби! – Взвизгнула я, некстати вспоминая однажды виденный фильм ужасов про зомби, дремавших под снегом.
Сюжет правда у него был не очень и живые мертвецы не особо страшные, но сей-час было не до сюжета.
Тиграш не стал разбираться в правильности моего вывода, просто плавно перетек с одного места на другое, оказавшись между мной и предполагаемым противником, мягко, но решительно прижался к ногам, четко давая понять неведомому обладателю руки, что прежде, чем добрать до моего нежного девичьего тела, придется иметь дело с хорошо обученным боевым котом. Сзади талию решительно стиснули чьи-то сильные руки, заста-вив невольно вздрогнуть от неожиданности. Я даже чуть-чуть подпрыгнула на месте, но крепкие объятья не дали оторваться от земли слишком высоко.
- Сестренка, - голос чудесным образом обретенного брата заставил ушедшее было в пятки сердце вернуться на полагающееся ему место в грудной клетке и облегченно замед-лить бешенный ритм своего биения. – Что это тебе все время живые мертвецы мерещат-ся? Сама паникуешь и других на нервы извела. Даже меня в произведение некроманта за-писала.
Я смущенно потупилась. Ну, что поделать, если воображение у меня богатое, гол-ливудскими фильмами подпитываемое. А во всяких ужастиках каких только монстров не понапидумывали. Это если не считать классических страшил таких как вампиры и обо-ротни. Всю эту братию, включая зомби (из-за которых, судя по фильмам, периодически вымирает, если не все человечество, то по крайней мере большая его часть) вполне реали-стично дополняют гримом и спецэффектами.
- Ну, что стоим? – Этим вопросом Еринэль озадачил уже вставших в боевые стойки окружающих. – Парня откапывать кто-нибудь собирается? Или просто постоим столбика-ми, подождем пока Линк не задохнется и продолжим путешествие?
Все как будто ждали команды среброволосого эльфа, рванулись копать, словно бе-гуны к финишу после выстрела стартового пистолета. Линка откопали быстро, качествен-но, причем вместе с надоевшими всем до чертиков доспехами сэра Толеснала. При виде своей семейной реликвии, сэр ахнул и устоял на ногах только благодаря боевому коню, на которого вовремя успел опереться. Иначе так бы и сверзься прямиком в сугроб. Доставай потом его оттуда, мучайся.
- Святые небеса! – Горестно вздохнул он. – Неужели я обречен быть привязанным к ним навечно?
Странно. Раньше он более уважительно относился к латам и с гордостью бодро таскал сию груду бряцающих железяк по долинам и по взгорьям, а теперь так расстраива-ется после их неожиданного обретения. А еще упрекают женщин в непоследовательности. Кстати, вышеупомянутые доспехи и спасли жизнь Линку. Когда его завалило снегом, он оказался радом с нагрудником, в котором благодаря его внушительным габаритам, оста-вался приличный запас воздуха, и просто сунул голову в панцирь. Повезло парню.
Лисса порывисто бросилась на шею спасенному, едва не доделав то, что не удалось снежному завалу. Линк заметно посинел от нехватки воздуха, но колдунью от себя от-странять не спешил. В результате едва не лишился чувств от удушья. Именно этот момент выбрал сэр Толеснал, чтобы напомнить о своем отчаянном положении.
- Ну? А меня спасать кто-нибудь собирается или нет? Замерзаю ведь. – Напомнил он, и в доказательство его слов откуда-то сверху ему на голову упала целая шапка снега.


URL
   

Дневник Татьяны Андриановой

главная